Цирк    Добавить в Избранное  Карта сайта

Яндекс цитирования








Рейтинг: / 7
ХудшаяЛучшая 

Цирковая борьба

Сейчас в цирке такого уже не увидишь. А когда-то публика валом валила в цирк, чтобы посмотреть на борьбу.

“Золотой век” французской борьбы приходится на начало девятисотых годов. Во многом этому способствовал ряд побед наших борцов, и, прежде всего, И. М. Поддубного, на международных чемпионатах. Боролись все и всюду – мальчишки на пыльных улицах и взрослые на ярмарочных площадях. Не было, наверно, ни одной цирковой труппы без борцов и силачей.

Помимо французской борьбы, практиковались и другие виды: борьба на поясах, различные виды национальной борьбы… Последние не пользовались особым успехом по той причине, что зачастую исполнялись крайне неумело. Одним из исключений являлась исландская борьба Глима, основу которой составляли подножки и болевые приемы. Демонстрировавший приемы этой борьбы Йозефсон вызывал всех желающих бороться с ним, и, по свидетельству очевидца, “смешно было видеть, как его молниеносные подножки скашивали смельчаков или сомневающихся”.

В общем-то, нет ничего удивительного в том, что борьба проникла в цирк. Цирк всегда был тесно связан со спортом, ведь одна из его задач – прославлять человеческую силу, ловкость, смелость, а борьба, как ничто другое, способствует развитию этих качеств. Влияние было взаимным – с одной стороны, цирковая борьба стала столь популярной благодаря развитию спорта. С другой – именно благодаря цирку распространилось увлечение спортом, культ силы.

Борьба известна человечеству с древних времен. Вероятно, еще первобытные охотники начали состязаться, дабы выявить сильнейшего и развить могущие пригодиться им в жизни способности.

Французская борьба берет свое начало в Древней Греции. Отсюда и сменяющие друг друга названия борьбы: греческая, греко-римская, французская… А с 1948 года в нашей стране она именуется классической.

В произведении древнегреческого писателя Лукиана (II век до н. э.) “Анархасис, или Об упражнении тела”, прибывший в Грецию из Скифии Анархасис не понимает того, что творится в этой стране. За разъяснениями он обращается к своему знакомому греку – философу Солону: “ Скажи мне, Солон, для чего юноши проделывают у вас все это? Одни из них, перехватившись руками, подставляют друг другу ножку, другие давят и вертят, своих товарищей, валяются вместе в грязи и барахтаются в ней, как свиньи... Другие же делают то же самое во дворе, на чистом воздухе, только уже не в грязи, а набросав в яму много песку...”

Солон рассказывает ему о гимнастических упражнениях, о борьбе, о соревнованиях, на которых лучшие из борцов получают награду: яблоки с посвященных богам деревьев и венки из ветвей. “Положить столько труда ради яблок и сельдерея и подвергаться опасности быть задушенным и искалеченным своим противником? Как будто бы желающие не могли бы и так добыть яблок или увенчать себя сельдереем или сосновыми ветвями, не пачкая себе лица глиной... – недоумевает Анархасис. – Что прибавляет к их добродетелям песок и кувыркание в нем?”

“ Более всего мы стараемся, чтобы граждане были прекрасны душой и сильны телом: ибо именно такие люди хорошо живут вместе в мирное время и во время войны спасают государство и охраняют его свободу и счастье... – рассказывает Солон. – Не менее важны и другие последствия. Я думаю, ты понимаешь, насколько хороши будут с оружием те, кто даже нагие внушали бы ужас противникам... ”

В России профессиональные борцы выступали на ярмарках, площадях, гуляниях и балаганах с середины XIX века. Примечательно, что интерес к борьбе вырос в предреволюционные годы.

Россия, страна крестьянская, выходила на путь капиталистического развития. Чудовищно разросся бюрократический аппарат, расплодились конторы, банки и другие учреждения. Множество людей были оторваны от привычного сельского быта, от повседневной работы, требующей физических усилий. Между тем по своему складу они по-прежнему тяготели к труду, в котором сила имела первостепенное значение. И как реакция на новые, противоестественные для большей части населения условия жизни вспыхнуло увлечение силовыми упражнениями. Множество деревенских парней, привлеченных рассказами о больших деньгах, которые можно получить за выступления, стремились стать силачами, борцами. Мало кто из них вернулся в родной дом – опутанные контрактами, они до последнего продолжали зарабатывать деньги для своих хозяев.

Кроме того, после поражения революции 1905 года значительную часть русской интеллигенции охватила депрессия. Безвольное и бессильное общество особенно тосковало по силе. С другой стороны, правительство, готовясь к войне, всячески пропагандировало русскую мощь, ломающую всякую противоборствующую ей силу.

Впрочем, сила всегда вызывала восторг у народа. Силой гордились, ее прославляли. В силе видели ту потенциальную возможность, которая рано или поздно разрушит мир несправедливости.

Как правило, первые два отделения шло обычное цирковое представление, а в третьем была борьба. К особенностям профессиональной борьбы относится отсутствие весовых категорий, отрицание ничьих – признаются только победы и поражения. Первая схватка ограничивается, если победа не наступает раньше, двадцатью минутами, вторая – сорока минутами, третья, так называемая бессрочная, продолжается до результата. Победитель должен заставить своего противника не только коснуться лопатками ковра, но и удержать его на лопатках на протяжении трех-четырех секунд. Перекат через лопатки за поражение не засчитывается. Разрешены некоторые приемы, запрещенные в борьбе любительской: среди них – двойной нельсон и “макароны” – удары по шее и по спине противника ладонями и предлоктевым суставом. Как в любительской, так и в профессиональной французской борьбе запрещены захваты ниже пояса, удары головой, выламывание суставов, удушение, подножки.

Понятно, что никто не мог бы выдерживать изо дня в день столь длительные поединки. Поэтому о результате договаривались заранее. Уже этим цирковая борьба отличается от спортивной. Вероятно, спортивные состязания тоже не всегда бывают честными, однако подразумевается, что они должны являться таковыми. Борьба же в цирке не может быть полностью честной изначально. Ее основная цель – произвести впечатление на публику, которая, возможно, наивно принимает все за чистую монету.

На наивных зрителях неплохо наживались. Бывало, перед началом выступления подставной посетитель доверительно сообщал двум-трем соседям, что чемпион нынче не здоров, выступать будет плохо и обязательно проиграет другому борцу. Вспыхивал спор. “Подставной” предлагал пари: ставил деньги на непопулярного борца. В ответ сыпались контрставки. “Подставной” делал вид, что входит в азарт, и ставок заключал множество. После этого чемпион получал команду: “Лечь!”

Борьба с предопределенным результатом на профессиональном жаргоне называется “шике”. Ей противостоит настоящая, честная борьба под названием “бур”. Впрочем, в азарте схватки шике вполне может перерасти в бур. Кроме того, в цирковых выступлениях случаются и вызовы из зрительного зала. Были, безусловно, и настоящие чемпионы, честно “бурившие” с другими выдающимися борцами и выходившие победителями. Среди таких борцов первое место, безусловно, принадлежит Ивану Поддубному.

Между прочим, даже зрелищная борьба, “показуха” – не такое уж простое дело. Для этого требуется и сила, и ловкость, и умение. Но все же, привыкая постоянно вести шике, борцы теряют форму.

Постепенно зрителю приедалась простая борьба, поединки сами по себе стали казаться пресными. Зрелище стало театрализоваться, эффективность все больше приносилась в жертву эффектности.

В связи с этим следует назвать имя И. В. Лебедева, так же известного как Дядя Ваня. Выступая в качестве организатора чемпионатов и арбитра борцовских схваток, он очень много сделал для пропаганды борьбы, но в то же время сыграл в ее истории роковую роль. Обладая недюжинным актерским талантом и фантазией, он как никто другой умел “завести” публику – зрители, зараженные его игрой, приходили в неистовство.

Дядя Ваня изобрел амплуа борцов – “любовников”, “зверей”, “комиков”. Ввел музыкальное сопровождение, парады борцов: все борцы выходили на арену, становились полукругом, а арбитр представлял их публике. При этом каждый борец должен был держаться установленного для него характера, играть определенную роль. Представляя борцов публике, Дядя Ваня наделял их такими удивительными званиями, титулами, прозвищами, что оставалось только диву даваться. В руководимых им чемпионатах борцы стали постоянно бороться под масками, дабы сильнее заинтриговать зрителей. Борец обязан был снять маску в случае, если оказывался побежденным. Каких только не было масок: “Красная”, “Черная”, “Золотая”, маска “Инженер”, “Металлист”, “Сатана”, “Молния”…

Борьба под масками имела давнюю традицию. Ее цель – опять же, привлечение внимания зрителей и выколачивание денег. Чемпиону бросал вызов некто неизвестный, выступающий под маской. Распускались слухи о якобы благородном происхождении маски, о том, что он якобы герцог или князь… На самом деле под маской, как правило, скрывался нанятый хозяином цирка борец.

Дядя Ваня привлекал к участию в поединках людей, хорошо выглядевших физически, артистичных, но нередко совершенно не способных к борьбе. Таким образом, борьба превратилась в чистейшей воды профанацию. В своих воспоминаниях Дядя Ваня писал: “Ведь и до меня борьба на девяносто процентов шла с ранее предрешенными результатами... я внес только больше художественной отделки и культуры в театрализацию”.

Справедливости ради надо сказать, что в других чемпионатах дела обстояли, как правило, еще хуже. Хозяевами многих чемпионатов были сами борцы. Естественно, они не желали кому-то проигрывать, принуждали других борцов ложиться под них и сами себя награждали чемпионскими лаврами.

Борьба опошлялась все сильнее. Борцы изображали из себя “диких людей”, которых водили по городу в кандалах на потеху публике, съедали целиком поросенка – в общем, кривлялись, как могли. Стали хороши все приемы – лишь бы они нравились зрителям. Некоторые из борцов даже кусались.

В цирке проводились и чемпионаты по женской борьбе. Над ней посмеивались, в частности, в одной из газет отмечалось: “Борчихи тренированы очень скверно… вместо изящного демонстрирования тех или других приемов борьбы получается в высшей степени некрасивая возня двух растрепанных существ женского пола, напоминающих ведьм из “Макбета””. В самой по себе борьбе между женщинами не было ничего плохого – пусть она и не пользовалась большой популярностью, но все же свидетельствовала о распространенности спорта. Однако, когда в одном из чемпионатов в Ярославле мужчины и женщины стали бороться друг с другом – это была откровенная похабщина.

Борцы демонстрировали и атлетические номера: сгибали железные прутья, забивали кулаком гвозди, рвали цепи, ложились на гвозди, удерживая на груди тяжелую платформу, на которой стояло несколько человек. Такую платформу можно было держать и в зубах. Все это проделывал отличный борец и атлет Александр Засс. Помимо этого, он удерживал за упряжь двух коней, которых усердно нахлестывали конюхи. Те бешено рвались в разные стороны, но в конце концов замирали, покоряясь воле человека. Был и номер “Человек-снаряд”: пушка стреляла живым человеком, а Засс ловил его на лету.

Такие номера, безусловно, куда больше соответствовали цирковому духу.

В 1924 году борьба в цирке была запрещена. Однако с 1933 года началось возрождение этого зрелища, снова вспыхнуло всеобщее увлечение спортом. В конце концов борьба окончательно переместилась туда, куда и положено – в спортивные залы. Однако не следует забывать о времени союза борьбы с цирком – союза, который многое дал и тому, и другому искусству.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »

Голосования

Кто наиболее яркий на манеже?